+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Последствия оформления притворной сделки

Последствия оформления притворной сделки

Притворная сделка — это сделка, которая заключается только для формального документального прикрытия другой сделки. Цель притворных сделок — маскировка иных сделок, которые стороны в действительности собираются совершить. Определение притворной сделки дано в пункте 2 статьи Гражданского Кодекса РФ. Из этого определения притворной сделки можно выделить две неотъемлемых составляющих притворной сделки:. Это фактическое незаконное взаимодействие сторон к примеру, реализация большей партии товаров, чем было указано в прикрывающем договоре для ухода от налоговых последствий и необходимости начислять налоги. Отметим, что прикрываемая сделка может быть действительной или недействительной.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ПРИ БАНКРОТСТВЕ [Андрей Егоров - Лексториум]

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Последствия мнимых и притворных сделок

Гражданский кодекс РФ далее по тексту ГК РФ признает сделку притворной, если она совершена для прикрытия другой сделки п. Такое определение означает, что разрешение проблемы притворных сделок возможно при одновременном анализе и притворной, и прикрываемой сделок. Оценка каждой из них связана с определенными трудностями при выявлении признаков притворности, определении характера прикрываемой сделки и признании ее действительности.

Особую сложность в этом перечне представляют вопросы, связанные с прикрываемыми сделками. ГК РФ года фактически без изменений воспроизвел содержавшиеся в предшествующем Кодексе положения об этом виде сделок. Несмотря на то, что приведенная формула длительное время содержится в гражданском законодательстве, единого подхода к толкованию "правил, относящихся к сделке" не было сформулировано.

Следует ли под правилами понимать совокупность требований к форме и содержанию сделки, соблюдению условий о государственной регистрации, то есть всех тех положений, с которыми Кодекс связывает возникновение у сторон сделки прав и обязанностей?

Или же специфика притворной сделки, призванной скрыть и, следовательно, воспрепятствовать установлению истинного волеизъявления, должна иметь упрощенную процедуру, исключающую некоторые предписания, предъявляемые к открытым сделкам?

В судебной практике эти вопросы возникали, однако, единой позиции по ним суды не выработали, и более того, Верховный Суд РФ высказывал взаимоисключающие суждения. По соглашению, оформленному долговой распиской, один участник передал другому денежную сумму. Возникший впоследствии спор о природе совершенной сделки - являлась ли она договором займа или договором поручения, был рассмотрен судом.

Районный суд, коллегия по гражданским делам и президиум областного суда, оценивая спорные правоотношения, признали, что сторонами заключена притворная сделка, в которой договором займа прикрывался договор поручения.

Далее был сделан вывод о необходимости распространения на прикрываемую сделку общего правила о форме, а так как необходимая для договора поручения простая письменная форма не была соблюдена, утверждалось, что стороны не могли ссылаться в его подтверждение на свидетельские показания.

Исходя из такой оценки, судебные инстанции признали, что сторонами был заключен договор займа. Отменяя в порядке надзора вынесенные по делу решения, коллегия указала, что в вопросе доказывания притворных сделок гражданско-процессуальное законодательство никаких исключений не содержит, и такие сделки могут подтверждаться всеми допустимыми средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. В приведенном примере обращает внимание очевидная противоречивость позиций районного и областного судов.

Признав договор займа притворной сделкой, они проигнорировали требование о его недействительности. Между тем притворность сама по себе уже означает недействительность сделки и предполагает необходимость исследования реального волеизъявления сторон, которое скрывала такая сделка. По этой причине после вывода о притворном характере сделки необходимость возвращения к ее условиям теряет правовой смысл, объектом анализа в этом случае должна становиться только прикрываемая сделка.

Конечно, ситуация, когда будут установлены обстоятельства, препятствующие признанию прикрываемой сделки действительной или заключенной, возможна, однако и при таком положении притворная сделка не может рассматриваться как действующая. Вопрос о правах и обязанностях сторон здесь следует разрешать только исходя из оценки прикрываемой сделки. Если констатируется ее недействительность, надлежит использовать правила реституции, если принимается решение о признании сделки незаключенной при отсутствии существенных условий - применяются положения о неосновательном обогащении.

Говоря о позиции Верховного Суда РФ, следует отметить, что сформулированный им подход не нашел своего подтверждения в последующих решениях, а в определении, вынесенном в порядке надзора Обстоятельства, рассмотренного коллегией дела, следующие. Производственный кооператив предъявил иск о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома и просил закрепить за ним права собственности на спорное строение.

Как указал истец, в году ответчику, работнику кооператива, были выделены средства на покупку дома, который кооператив полагал использовать под служебные помещения. Полагая, что по действовавшему в то время законодательству домовладение, находящееся в личной собственности гражданина, не могло быть приобретено юридическим лицом, кооператив предложил ответчику оформить договор купли-продажи на свое имя.

После приобретения дома истец переоборудовал его, возвел дополнительные постройки. Когда же в году необходимая документация была оформлена, ответчик отказался уступить кооперативу право собственности на дом. По иску кооператива Ворошиловский районный суд г. Волгограда признал договор купли-продажи дома притворной сделкой, применил на основании ст.

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда решение суда оставила без изменения. Президиум Волгоградского областного суда отклонил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по надзорной жалобе ответчика судебные решения отменила и передала дело на новое судебное рассмотрение.

По мнению коллегии, правила, содержащиеся в п. Помимо этого было заявлено о необходимости распространения на прикрываемую сделку требований о ее форме. Как видим, коллегией Верховного Суда РФ оценивались правоотношения, которые, как и в предыдущем примере, возникли до введения в действие ГК РФ года, вместе с тем толкование положений о форме прикрываемой сделки оказалось диаметрально противоположным. Содержащееся в п. При буквальном истолковании закона такой вывод возможен, однако его нельзя считать правильным.

Оценивая прикрываемую сделку, не следует упускать из виду роль института притворной сделки в гражданском праве, призванного выявлять истинное волеизъявление участников гражданского оборота и тем самым обеспечивать его легальность.

Игнорирование этого обстоятельства существенно затрудняет доказывание прикрываемых сделок. Нельзя ведь представить ситуацию, при которой стороны, совершая притворную сделку, будут надлежащим образом оформлять действительные правоотношения.

Для того и заключается притворная сделка, чтобы скрыть истинные намерения участников, а когда они облечены в надлежащую форму, надобность в такой сделке отпадает. Если рассматривать проблему в этом контексте, вывод коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ не выглядит бесспорным.

Более логичным представляется изложенный той же коллегией, но десятилетием раньше, взгляд на притворные сделки как на особый вид сделок, в отношении которых отсутствуют ограничения по допустимости устных доказательств. Несоблюдение требований о письменной форме не может препятствовать признанию прикрываемой сделки действительной и по другим основаниям. Притворная сделка представляет собой двуединое правовое явление, в котором объединены два правоотношения: одно из них - квазиправоотношение, не направлено на создание юридических последствий, второе - реальное, их предполагает, но не открыто.

Существовать отдельно друг от друга эти правоотношения не могут, и потому если суд констатирует притворность сделки, он тем самым признает факт существования прикрываемой сделки, которую и надлежит оценивать.

При этом условия прикрываемой сделки должны исследоваться не изолированно, а во взаимосвязи с притворной сделкой. Письменная форма притворной сделки в этом случае будет выступать в качестве письменного доказательства прикрытой сделки, что позволяет в соответствии с п.

Таким же, как представляется, должен быть подход и к требованию о государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество по прикрываемым сделкам. Помимо доводов, высказанных по форме прикрываемого договора, в этом случае можно сослаться также на позицию Конституционного Суда РФ, высказанную в его определении от 5 июля г.

По мнению Конституционного Суда, государственная регистрация призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов, она не затрагивает содержания договора, не ограничивает предусмотренных им субъективных прав и ее отсутствие само по себе не может препятствовать возникновению правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся у лица на законных основаниях.

Сделка оценивается как притворная при совокупности трех условий. Во-первых, при наличии и в прикрываемой, и в притворной сделке одних и тех же сторон. Во-вторых, воля сторон должна быть направлена на возникновение в прикрываемой сделке иных гражданско-правовых отношений по сравнению с закрепленными в притворной сделке.

В-третьих, необходимо присутствие умышленной формы вины, свидетельствующей об осознании сторонами последствий своих действий в каждой из сделок. Следует подчеркнуть, что квалификация сделки как притворной возможна при наличии умысла на достижение цели прикрытия другой сделки у обеих сторон. Что касается требования о едином составе сторон в притворной и прикрываемой сделке, оно, как представляется, не может быть бесспорным.

Вполне возможна ситуация, при которой сторона прикрываемой сделки, не участвуя в притворной, тем не менее осведомлена о цели притворной сделки и содействует ее достижению. В этом случае критерием оценки сделки с участием такого лица должны стать два других условия - умышленные действия и характер волеизъявления. Коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по приведенному выше делу не признала договор купли-продажи строения притворной сделкой, поскольку кооператив в договоре участия не принимал, то есть отсутствовало условие о неизменности состава сторон в обеих сделках.

Сделав такой вывод, коллегия продолжала исследовать отношения кооператива и работника, однако правовой оценки им не дала. Между тем вывод о характере возникших при передаче денег правоотношений представляет определенный интерес с точки зрения отграничения притворных сделок от других соглашений.

Как следует из описанных в публикации обстоятельств, работник, получив деньги от кооператива, обязался приобрести строение, при этом стороны скрывали, что договор купли-продажи должен заключаться в интересах кооператива.

Внешне такие отношения схожи с притворной сделкой, поскольку в них, как и в притворной сделке, истинный характер волеизъявления был завуалирован.

Между тем одного этого условия недостаточно для признания договора по передаче денег недействительным. Поручение заключить сделку от своего имени в интересах другого лица, без обнародования последнего обстоятельства, является условием договора комиссии.

То, что кооператив полагал невозможным покупку жилого дома юридическим лицом, не меняло характер возникших правоотношений как договора комиссии.

Если закон запрещал юридическим лицам приобретение жилых домов - это в соответствии со ст. Право собственности на строение в таком случае должно признаваться за приобретателем. Такие последствия вытекают из положений п. В литературе высказана точка зрения, что притворными должны признаваться сделки, в которых стороны заблуждались относительно правового характера правоотношений. По мнению авторов анализируемой идеи, в этом случае надлежит применять правила о прикрываемых сделках.

Так, если стороны заключили договор купли-продажи, но оформили его как договор имущественного найма, то договор купли-продажи является прикрываемой сделкой. Предложенная оценка основанием притворности сделки признает неосторожную форму вины ее участников. Между тем подобный подход не согласуется с определением, данным в п. Приведенное определение указывает все признаки умысла: осознание участниками сделок противоправного характера своих действий, предвидение возможного результата таких действий, желание его добиться.

В описанной ситуации стороны заблуждались в квалификации возникших правоотношений, и устранение коллизии внутреннего волеизъявления и его реального воплощения возможно с использованием института толкования договора п. Предложенное решение может вызвать возражения, отсылающие к положению п. Однако такой довод нельзя признать бесспорным, поскольку главным условием толкования должно быть выявление действительной воли сторон, на что и указывает п.

Квалификация сделки как притворной возможна при наличии умысла у обеих сторон. Если умысел был только у одной стороны, а вторая заблуждалась относительно характера сделки, применение п. Такую сделку нужно расценивать как сделку, совершенную под влиянием заблуждения в ее природе ст.

В судебной практике встречаются оценки противоположного свойства, когда оформленную сделку, содержание которой не соответствует реальному волеизъявлению сторон, предлагается рассматривать как сделку с заблуждением в предмете соглашения.

Стороны в письменной форме заключили договор дарения жилого помещения. Впоследствии даритель обратился в суд с иском о признании договора недействительным и возврате жилого помещения, сославшись на то, что одаряемый при совершении договора обязался содержать истца, но обязанность не исполнял. Решением районного суда иски были удовлетворены. Договор дарения признан притворной сделкой, прикрывавшей договор пожизненного содержания с иждивением, который из-за ненадлежащего исполнения плательщиком ренты обязанностей был расторгнут с возвращением жилого помещения истцу.

По кассационной жалобе ответчика, не отрицавшего осуществления ухода за дарителем, коллегия по гражданским делам областного суда решение отменила. Не согласившись с выводом о притворном характере дарения, коллегия вынесла новое решение, расценив спорные правоотношения как договор дарения, при заключении которого даритель заблуждался в тождестве предмета договора ст. Для ее анализа необходимо уяснить понятие предмета договора. В ГК РФ его дефиниция отсутствует, нет полного единства по этому вопросу и в научной литературе.

Одни авторы под предметом гражданско-правового договора подразумевают действия, которые должен совершить должник, и объект, на который эти действия направлены. Другие в этом качестве выделяют юридический объект - действия и материальный объект - вещь или иное благо, на которое направлено поведение. Третьи определяют предмет договора, исходя из характера правоотношений, в одних случаях как материальный объект, в других - как результат действий обязанной стороны.

Как видим, при имеющихся разночтениях во всех определениях присутствует ссылка на два признака: материальный объект и действия должника. Подобные взгляды согласуются с нормами ГК РФ, регулирующими отдельные виды обязательств.

Например, п.

Притворная сделка

Казалось бы, все просто: недействительная сделка потому и недействительная, что ее как бы и не было. Соответственно, раз ее не было, то она не может порождать никаких налоговых последствий. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В случае невозможности возвратить полученное в натуре например, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Содержание страницы Что такое правовая недействительность Виды недействительных сделок Особенности мнимой сделки Притворные сделки и нюансы их недействительности. Иногда между контрагентами заключаются сделки, впоследствии признаваемые не имеющими правовой силы. В Гражданском кодексе РФ их называют мнимыми и притворными.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила. Однако такой вид оспаривания в новейшей российской истории — вплоть до недавнего времени — был неэффективен, с чем соглашался и законодатель. В пояснительной записке к проекту принятых в г. Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные мнимые или притворные, что в судебной практике не приносило должного положительного для кредиторов и конкурсных управляющих результата, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением. Несмотря на то что положения ст.

НАЛОГОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ СДЕЛКИ

Гражданский кодекс РФ далее по тексту ГК РФ признает сделку притворной, если она совершена для прикрытия другой сделки п. Такое определение означает, что разрешение проблемы притворных сделок возможно при одновременном анализе и притворной, и прикрываемой сделок. Оценка каждой из них связана с определенными трудностями при выявлении признаков притворности, определении характера прикрываемой сделки и признании ее действительности. Особую сложность в этом перечне представляют вопросы, связанные с прикрываемыми сделками. ГК РФ года фактически без изменений воспроизвел содержавшиеся в предшествующем Кодексе положения об этом виде сделок. Несмотря на то, что приведенная формула длительное время содержится в гражданском законодательстве, единого подхода к толкованию "правил, относящихся к сделке" не было сформулировано. Следует ли под правилами понимать совокупность требований к форме и содержанию сделки, соблюдению условий о государственной регистрации, то есть всех тех положений, с которыми Кодекс связывает возникновение у сторон сделки прав и обязанностей? Или же специфика притворной сделки, призванной скрыть и, следовательно, воспрепятствовать установлению истинного волеизъявления, должна иметь упрощенную процедуру, исключающую некоторые предписания, предъявляемые к открытым сделкам?

Ваш IP-адрес заблокирован.

Осенью г. Тогда суд счел, что супруга Владимира Митрушина не давала согласия на дарение бизнес-центра как общего имущества банку. Кроме того, заявитель оспорил договоры аренды по сдаче недвижимости двум сторонним компаниям, а также просил суд истребовать спорный объект из владения иностранной компании и признать права собственности банка на него. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований заявителя под предлогом того, что несоответствие воли сторон избранным ими видам договорных конструкций не подтверждается материалами дела.

Выполняется запрос. Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации.

.

Признание недействительными притворных сделок должника: конфликт «прикрывающего» и «прикрываемого»

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Чем грозит занижение или завышение цены? Как правильно это сделать?

.

ВС пояснил нюансы выявления притворности цепочки сделок по отчуждению активов

.

Последствия мнимых и притворных сделок После оформления сделки ее условия не выполняются или это происходит лишь в отношении части.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.

© 2018-2021 ultimate-guild.ru